Бурджанадзе оценила перспективы заключения договора о дружбе между Россией и Грузией

Известный грузинский государственный и политический деятель Нино Бурджанадзе выразила надежду, что рано или поздно отношения между Россией и Грузией войдут в нормальное русло, будут взаимоуважительными и взаимовыгодными.

Дважды исполняющая обязанности президента и бывший председатель парламента Грузии призналась в эксклюзивном интервью Федеральному агентству новостей, что лично она очень сильно хочет этого. Но чтобы две наши страны снова начали дружить, необходимо решить целый ряд проблем.

Поводом пообщаться с Бурджанадзе стала приближающаяся знаковая дата — 3 февраля исполнится 26 лет, как в Тбилиси был подписан договор о дружбе и сотрудничестве между Россией и Грузией. Грузинский парламент его ратифицировал в декабре 1995-го. Но наша Государственная дума отказалась это сделать.

Все последующие годы об этом документе часто вспоминали, но дело до подписания так и не дошло.

Нино Бурджанадзе рассказала о своем видении этой ситуации, о том, какие существуют препятствия на пути к взаимопониманию, и как их преодолеть.

«Шанс был упущен»

— Нино Анзоровна, договора о дружбе между Россией и Грузией по-прежнему нет. Как считаете, почему и чья тут вина?

— К сожалению, за последние десятилетия накопилось очень много проблем, которые усугубляются и практически не решаются. Они, безусловно, мешают развитию нормальных отношений между Россией и Грузией. Конечно же, радикально ситуация ухудшилась в августе 2008 года (когда случился вооруженный конфликт между Грузией, Южной Осетией и Абхазией, при участии России. — Прим. ФАН).

Хотя после этого прошло уже более десяти лет. И я неоднократно критиковала грузинскую власть — за эти годы ничего не было сделано для того, чтобы сдвинуть российско-грузинские отношения с мертвой точки.

Бурджанадзе оценила перспективы заключения договора о дружбе между Россией и Грузией

— Но надежда все-таки была, правильно?

— Когда (премьер-министр Грузии в 2012-2013 годах Бидзина) Иванишвили пришел к власти, у меня появилась надежда, что он воспользуется случаем и начнет прямые переговоры с Россией, с ее руководством. Конечно, не было иллюзии, что сразу же снимут все шероховатости или решат все проблемы. Но, безусловно, для меня было очевидным, что если бы такие переговоры пошли, они как бы начали бы вырисовывать будущие пути отношений между Россией и Грузией. Как минимум не появилось бы тех осложнений, которые мы наблюдали за последние несколько лет.

— Как мы понимаем, ничего этого не произошло?

— Увы, этот шанс был упущен «Грузинской мечтой» (партия «Грузинская мечта — Демократическая Грузия», основанная в 2012 году Иванишвили. — Прим. ФАН). Боясь показаться пророссийским (политиком) и боясь обидеть западные посольства, они решили не вести прямой диалог с Россией. А без него восстановления отношений или урегулирования тех очень сложных проблем, которые существуют, просто невозможно. Ведь, согласитесь, от этой напряженности страдают все.

— Несомненно! Россияне не могут напрямую летать в Грузию из-за закрытого авиасообщения, грузины теряют из-за этого огромные деньги… Что, по-вашему, надо предпринять обеим сторонам, чтобы дело сдвинуть ситуацию с мертвой точки хотя бы здесь?

— Знаете, авиасообщение — важный вопрос, но не самый главный в российско-грузинских отношениях. Хотя, конечно, я с вами согласна: страдают действительно простые граждане, особенно те грузины, у которых есть родственники в России. Да, это проблема.

С другой стороны, массовый приток туристов был очень позитивным моментом. Потому что вот эти стереотипы вражды как бы на человеческом уровне, которые есть, в основном, у молодого поколения, как в России, так и в Грузии, ломались. И когда восстанавливаются человеческие отношения, это же дополнительная мотивация для политиков сделать определенные шаги в деле улучшения межгосударственных отношений.

Бурджанадзе оценила перспективы заключения договора о дружбе между Россией и Грузией

Но, к сожалению, после неразумных шагов грузинского правительства произошли массовые протесты, и были высказаны совершенно неправильные комментарии со стороны президента Грузии (Саломе Зурабишвили. — Прим. ФАН) и правящей верхушки. Затем последовал запрет на авиасообщение, что оказалось очень большим ударом для грузинской экономики.

«Нужно идти навстречу»

— В нашей стране многие хотят все вернуть обратно.

— Да, могу подтвердить, что во время моих визитов в Россию я видела готовность вашей стороны восстановить авиасообщение. Но для этого нужны адекватные шаги со стороны Грузии.

Однако, я вам скажу, что, конечно же, очень большой проблемой является та ситуация, которая складывается в конфликтных регионах Грузии — в Абхазии и Южной Осетии (обе республики признаны независимыми, с точки зрения России, в 1994 и 1991 годах соответственно. — Прим. ФАН). Безусловно, там влияние РФ очень велико. И когда происходит что-то негативное, например, делается вот этот перенос границы, имеющий периодический характер, это весьма негативно влияет и на российско-грузинские отношения, да и на отношение грузин к России.

Поэтому я еще раз подчеркиваю, что нужно сесть за стол переговоров и как минимум смягчить все эти сложные вопросы, которые сильно беспокоят грузинскую общественность и которые являются препятствием к началу урегулирования отношений.

Бурджанадзе оценила перспективы заключения договора о дружбе между Россией и Грузией

— Скажите, возможно ли в ближайшие годы или вообще когда-нибудь заключение такого договора о дружбе, который висит, как говорится, в воздухе с 1994 года? Что отношения станут хорошими, и обе стороны придут к миру?

— Я бы, конечно, хотела, чтобы у нас максимально быстро сложились такие отношения, чтобы появилась возможность подписать договор о дружбе и сотрудничестве. Однако, как вы понимаете, до тех пор, пока конфликты в Абхазии и Южной Осетии не урегулированы, пока там стоят российские войска, арестовывают грузинских граждан и пока постоянно переносится граница, говорить о заключении договора, к сожалению, нет никакого основания.

Но к этому нужно идти! Нужно идти через очень сложные переговоры. Я знаю, что в России есть люди, особенно в высшем политическом руководстве, которые хотят устанавливать с Грузией нормальные отношения. И это нужно использовать.

Я еще раз подчеркиваю, что такая возможность есть. Хотя это, к сожалению, не очень короткий и быстрый путь. Нужно начать двигаться в сторону урегулирования проблем, мешающих нормальному развитию наших отношений, и тогда мы добьемся такой цели.

— Что же, нам остается только надеяться на это.

— Да, будем надеяться, что наши отношения действительно войдут в нормальное русло, и они будут взаимоуважительными и взаимовыгодными. И очень хотелось бы этого добиться как можно быстрее.

Источник