Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН, на что потратили свои «поправки»

Отдел расследований ФАН в преддверии слушаний по утверждению бюджета Петербурга на 2021 год выпустил расследование о формировании и реализации так называемой «депутатской поправки». Выяснилось, что уникальная для регионов мера по использованию части бюджетных средств по усмотрению депутатов ЗакСа зачастую выступает механизмом для их личного обогащения и коррупционных схем.

Источник ФАН в Заксобрании Петербурга сообщил, что опубликованное расследование вызвало бурную реакцию в депутатской среде и негодование многих парламентариев в Мариинском дворце, причастных к системе «депутатских поправок». Для прояснения ситуации и получения актуальных сведений о поправках наша редакция связалась с депутатами ЗакСа Петербурга.

О расследовании по «депутатским поправкам» в двух словах

Законодательное собрание Петербурга — единственный региональный парламент в стране, в котором депутатам официально разрешено тратить 2% городского бюджета по своему усмотрению путем внесения поправок к бюджету. «Депутатская поправка» неоднократно выступала предметом реализации коррупционных схем. К примеру, в июле 2020 года был арестован депутат Роман Коваль, получивший, по версии следствия, 17 млн рублей в виде отката от заключения крупного госконтракта. В ходе проверок выяснилось, что на выделенные от поправки средства для медучреждений закупки осуществлял близкий к депутату поставщик. По сообщению СМИ, в преступных схемах ранее фигурировали также депутаты Светлана Нестерова и Борис Ивченко.

Возможности для коррупционных заработков на поправке обширны – в 2020 году при расходной части бюджета в 727,7 млрд рублей, определенные депутаты распределили между собой 14,5 млрд рублей. Главной проблемой системы поправок выступает отсутствие прозрачности: никто не знает, сколько средств и на какие нужды они выделяются. Даже депутаты не всегда в курсе о формировании бюджетной части БФК (бюджетно-финансового комитета ЗакСа) на «депутатскую поправку». Это создает плацдарм для махинаций и коррупции.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»По информации нашего источника в ЗакСе, за счет «дополнительного дохода» некоторые депутаты при официальной зарплате 150 тысяч рублей способны зарабатывать более 35 млн рублей в год за счет откатов до 60% от реализации контрактов по коррупционным схемам.

«Официальная зарплата депутата петербургского парламента примерно 150 тысяч рублей. Неофициальная — от 2 млн до 16 млн дополнительного дохода в год. У особо приближенных — до 35 млн в год. Но за какие-то заслуги и эта цифра может быть увеличена. Это процент отката с поправок, которые им выделяются», — отметил источник в ЗакСе.

По словам нашего источника в ЗакСе, в качестве «королей поправок», больше остальных зарабатывающих на уникальной для регионов РФ мере, являются четыре депутата — Сергей Соловьев, Денис Четырбок, Сергей Никешин и Анатолий Дроздов. Ситуация с поправками стала наиболее острой на фоне реакции спикера ЗакСа Вячеслава Макарова на инициативу губернатора Александра Беглова по внесению изменений в процедуру реализации «депутатской поправки» в сторону большей открытости.

Спикер парламента, которого СМИ называют главным распорядителем средств по «депутатской поправке», в обращении к вице-губернатору Эдуарду Батанову и главе комитета финансов Алексею Корабельникову высказал свое негодование и отказался рассматривать инициативу по процедурным изменениям. Подтверждением готовности пойти на открытый конфликт со Смольным стало обращение к помощнику губернатора Юрию Шестрикову в ходе заседания ЗакСа 16 сентября. Макаров разразился речью, в которой поручил убрать предложение губернатора из законодательного акта.

«Вы (представители Смольного. — Прим. ФАН) создаете напряжение в парламенте своими действиями — как взрыв, как хаос, как катастрофа. Я поручаю эту поправку убрать», — заявил Макаров.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Нежелание Макарова менять сложившийся уклад, предоставляющий возможности для обогащения, вызывает множество вопросов, на которые ЗакС и БФК теперь должны будут ответить. Отдел расследований ФАН 6 октября отправил журналистский запрос с требованием предоставить открытые данные о персоналиях, получивших в последние три года возможность использовать бюджетные средства по поправкам, а также о количестве выделенных на такие поправки средств.

«Нам поправка не досталась»: кому же тогда уходят деньги?

Получив информацию от источника в Мариинском дворце о бурной реакции и негодовании отдельных парламентариев в связи с выходом расследования ФАН, наша редакция решила напрямую узнать у депутатов ЗакСа актуальные сведения о положении дел с «депутатской поправкой» в Петербурге.

Многие депутаты на вопрос о получении средств по поправке либо не ответили на звонок корреспондентов ФАН, либо отреагировали агрессивно, не желая «отчитываться» перед СМИ о бюджетных деньгах. Еще одна группа депутатов вовсе отказалась отвечать на вопросы ФАН, в том числе «короли поправок» Никешин, Дроздов и прочие. Подобную реакцию отдел расследований ФАН связывает с выходом разоблачительного материала о коррупции в Законодательном собрании Петербурга.

Нам удалось взять комментарии депутатов ЗакСа, которые с разной степенью открытости и гласности все же решили рассказать о подробностях «депутатских поправок» в Петербурге. Часть из них сообщила, что никогда не получала средства по поправке, либо не получает в последние годы.

Михаил Амосов («Яблоко») выступил за большую открытость процедуры согласования проектов по поправкам и выделения средств на них, которой можно добиться путем публичного обсуждения и контроля общественности.

«Я в этом не участвую. Сегодня это не «депутатская поправка», а поправка фракции ЕР. Я в этом принципиально не участвую, потому что считаю, что никаких таких квот не должно быть. Каждая поправка депутата должна быть в виде парной поправки, когда с какой-то статьи снимается, а на какую-то прибавляется. По этому принципу депутаты должны предлагать поправки, отстаивать их на собрании и в дискуссии с правительством. И это нормальная система. А когда за каждым депутатом пытаются закрепить какую-то сумму заранее, то это неправильно. В итоге получается так, как получилось с Ковалем», — сообщил Амосов.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Андрей Анохин («Единая Россия») заявил, что несколько лет не включается в список по «депутатским поправкам», поскольку его прошлые инициативы были изменены в пользу заинтересованных лиц в администрации.

«Я несколько лет выключен из этого процесса. В прошлом созыве, когда я направлял на ремонт школ и детских садов, в районе были другие мнения по этим предложениям. Они были распределены внутренними корректировками на другие вещи. Поэтому я после данного инцидента перестал выделять, понимая, что район все равно куда-то перераспределит. Выделял на доппотребности комитетов, есть такая статья — средства распределяются на усмотрение комитетов. Спорт, культура, образование, социальные нужды. А потом, последние несколько лет я вообще не подаю ничего, не участвую в рамках бюджетно-финансового комитета города. По каким причинам — я оставлю это за скобками», — сообщил Анохин.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Депутат Ирина Иванова (КПРФ) вовсе подтвердила, что «депутатские поправки» — это тайна Мариинского дворца, поскольку депутаты не знают, кто и в каком количестве получает деньги. Эта информация скрыта для глаз, что должно привести к тщательной проверке.

«У меня 8 лет нет депутатской поправки. Все мои поправки «с голоса» идут в отклонения. У нас 2 пакета: один от БФК, другой — на отклонения сразу, и я сразу попадаю на отклонения. Она не согласовывается, и правительство выступает против. Я даже не знаю, сколько дается. Это тайна, завеса. Я бы с ЖКХ что-то подумала, потому что опять идут сокращения там. Страдают общественные организации, НКО из-за пандемии, а у нас нет третьего пакета по поддержке. Скажите, какую сумму мне дают, и я распишу. Я не знаю, сколько кому выделяется. Это тайна Мариинского дворца. Был разговор с Алексеем Корабельниковым (председатель комитета финансов Петербурга — Прим. ФАН), ходатайствовала по онкологическому центру, чтобы выделили средства им на лабораторию, в пандемию она была очень нужна. Мне предложили действовать из своей поправки. Корабельников проверил, и сказал — действительно, у меня нет поправки. Пусть мне скажут, где она. Если моя фамилия где-то стояла — я лично буду с этим разбираться» — с негодованием выступила Иванова.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»В агрессивной манере на вопрос об участии в процедуре «депутатской поправки» корреспондентам ФАН ответил депутат Максим Резник («Партия Роста»).

«Что вы от меня хотите? У меня нет никакой депутатской поправки, всего доброго», — лаконично сообщил парламентарий.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Депутат Ольга Ходунова (КПРФ) также выразила недовольство существующим положением дел, поскольку в распределении средств она не участвует, несмотря на подаваемые заявки и важные для города социальные проекты.

«Мы каждый год поправки подаем. У нас молодежная программа «Доступное жилье» и «Расселение коммунальных квартир». Но ни разу наши поправки не прошли, и денег на них не выделяли», — сообщила Ходунова.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Фигурант расследования ФАН Денис Четырбок не согласился с информацией в материале и уверил, что в формировании «депутатской поправки» не участвует.

«У меня нет поправок, я не подаю. А кто там подает и как отчитываются — не знаю», — говорит депутат.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Выслушав большую группу депутатов, которые не получают средств из бюджета в рамках «депутатской поправки», отдел расследований ФАН озадачился вопросом, кто же тогда распределяет между собой по 14,5 млрд рублей в год на проекты, судьбу которых отследить невозможно. Выяснить все детали и обстоятельства не удалось, даже услышав других собеседников среди парламентариев, которым средства из бюджета доставались.

«Деньги дают, но не знаем сколько»

Опрошенные парламентарии ЗакСа, участвующие в распределении средств из бюджета на поправки, оставили вопросы о количестве выделяемых средств и персоналиях, стоящих за их распределением, фактически открытыми.

По словам депутата Оксаны Дмитриевой «(«Партия роста»), в следующем году она совместно с однопартийцем Сергеем Трохманенко участвовать в системе «депутатской поправки» не станет.

«Если говорить о депутатской поправке, в понимании той, когда каждый депутат имеет право на основе устных договоренностей добиться, скажем так, выделения средств, то на следующий год ни у меня, ни у Сергея Владимировича Трохманенко от «Партии Роста», договоренностей нет. В прошлом году удалось выделить дополнительные средства для комитета по науке и Высшей школе по различным направлениям — грантам, молодым ученым и др. Также было финансирование средств на закупку медицинской техники для госпиталя для ветеранов войн. Мы всегда традиционно поддерживаем госпиталь — это территория и моего округа, и Сергея Владимировича. Это объект, которому я помогала еще, выделяя средства из федерального бюджета. Это правки, которые мы готовы отстаивать публично», — рассказала депутат.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Депутат Сергей Соловьев («Единая Россия»), который в расследовании ФАН со слов источника предстал одним из «королей поправок», подтвердил, что работает с администрацией Адмиралтейского района ежегодно и что многие депутаты выделяют деньги на медучреждения.

«Я традиционно работаю с муниципалитетами. Подаю предложения на благоустройство Адмиралтейского района. Каждый год», — сообщил Соловьев, добавив, что данные источника ФАН недостоверны.

Алексей Цивилев («Единая Россия») сообщил, что получает средства из бюджета на поправки, однако сумму средств на свои же проекты и стадии исполнения в Кировском районе, он назвать не может.

«Подал в этом году на школы, поликлиники, детские сады, женские консультации, дворец детского и юношеского творчества Кировского района, учреждения на территории округа и т.д. В прошлом году в проектную документацию входили те же учреждения и нужды. Сумму назвать не могу, исполнение тоже», — заявил Цивилев.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Однопартиец Цивилева Константин Чебыкин аналогичным образом сообщил, что средства по «депутатской поправке» получал, однако деталей никаких сообщить не может, поскольку финансовый год еще не закрыт.

«Выделяемые средства идут на различные проекты: социальные, медицинские, образовательные и культурные учреждения, ЖКХ Васильевского района.  В прошлом году отреставрировали сад Веры Слуцкой. В этом в планах осуществить работы над Благовещенским садом. Нельзя сказать ни о точной сумме, ни о точном исполнении. Финансовый год еще не закрыт», — пояснил депутат.

Депутаты ЗакСа не смогли рассказать ФАН на что потратили свои «поправки»Парламентарии, которые задействованы в процессе распределения бюджетных средств Петербурга по «депутатской поправке» фактически подтвердили доводы, указанные в расследовании ФАН. Система ЗакСа построена таким образом, что лишает возможности получить внятную информацию о том, в каком объеме и на какие проекты выделяются средства.

Учитывая большую группу депутатов, вовсе не получающих средства, несмотря на наличие проектов, таинственной и крайне закрытой выглядит и сама система распределения средств. Ведь 14,5 млрд рублей за 2020 год были распределены, но не между 50 депутатами ЗакСа в равной мере, а между отдельными парламентариями и в разных долях. Об этом сообщил наш источник в Мариинском дворце.

«Сумма там действительно больше 14 миллиардов, все деньги уже получены депутатами. Но сведений о точном распределении по долям и персоналиям дать не могу, потому что это знает только верхушка и приближенные, которые участвуют в схеме. Для других информация закрыта. Куда и кем тратились эти деньги также никто не скажет, потому что эти деньги уже в обработке, распределены по различным схемам теми, кому они достались», — сообщил собеседник ФАН.

По словам нашего источника, опубликованным в материале о «депутатских поправках», все процессы и механизмы формирования бюджета на уникальную для регионов страны меру возможно отданы в руки спикера Вячеслава Макарова, который так рьяно выступает против внесения изменений в вопрос поправок, что идет на открытый конфликт со Смольным и лично губернатором Бегловым. Явный коррупционный инструмент обогащения парламентариев за счет бюджетных средств окутан завесой таинственности в результате сложной системы распределения и закрытости процесса для общества.

Не исключено, что ответ на запрос нашего отдела расследований, поданный в БФК и ЗакС, позволит прояснить многие процессы, имеющие на данный момент закрытый характер. ФАН продолжит следить за развитием событий вокруг «депутатских поправок» и конфликта Макарова со Смольным.

Источник