Эксперт объяснил «мхатовскую паузу» Москвы по поводу встречи Путина и Трампа

Американская сторона неожиданно заявила о готовности Дональда Трампа встретиться с Владимиром Путиным на полях саммита G20, который пройдет в Осаке 28—29 июня текущего года. На следующий день госсекретарь США даже прилетел в Сочи на встречу с главой российского МИД, а затем и с самим президентом России. 

Откуда такая спешка? Что заставило Вашингтон срочно искать встречи с российским президентом? И почему пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков, комментируя ситуацию, заявил, что никаких договоренностей о новых переговорах лидеров двух сверхдержав пока не достигнуто?

Разбирался в этих вопросах корреспондент Федерального агентства новостей.

Эксперт объяснил «мхатовскую паузу» Москвы по поводу встречи Путина и Трампа

«Никаких запросов не было!..»

Последняя личная встреча лидеров России и США состоялась в Хельсинки в июле прошлого года. Однако последние переговоры Владимира Путина и Дональда Трампа прошли буквально на днях, 3 мая. Телефонная беседа была инициирована американской стороной, а сам разговор продлился около полутора часов.

В промежутке между июлем и началом мая Трамп занимался чем угодно: «Рашагейтом», стеной на границе с Мексикой, «боксом по переписке» с ЕС, признанием Иерусалима столицей Израиля, процедурой выхода Штатов из ДРСМД, контактами с Ким Чен Ыном, запугиванием Ирана и торговой войной с Китаем — но только не демонстрацией желания начинать какие-то переговоры с Россией. 

Внезапно 13 мая, со ссылками на заместителя главы МИД РФ Сергея Рябкова и некий источник, «близкий к госдепартаменту США», была опубликована информация о том, что в ходе визита в Сочи госсекретаря США Майка Помпео может быть затронут вопрос о переговорах российского и американского лидеров на встрече «двадцатки» в Осаке в июне. Попутно сообщалось, что американская сторона уже направила России просьбу об организации переговоров на высшем уровне. 

Между тем, ранее в Вашингтоне всячески подчеркивали невозможность встречи Трампа с Путиным — как минимум, до возвращения Россией Украине задержанных в Керченском проливе моряков и вымпелов ВМСУ. С учетом этого нюанса новость о возможной встрече в ближайшем будущем президентов РФ и США произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Российские СМИ немедленно обратились в администрацию президента РФ за подтверждением или опровержением информации, озвученной Рябковым и анонимным заокеанским источником. В ответ помощник президента Юрий Ушаков заявил, что Россия еще не получала от американской стороны запроса на двустороннюю встречу на саммите в Осаке. 

Только-только пресса успела «переварить» этот обескураживающий ответ, как Трамп в Овальном кабинете Белого дома подтвердил журналистам — он, президент США, действительно намерен провести встречу с президентом РФ Владимиром Путиным и председателем КНР Си Цзиньпином во время саммита Большой двадцатки.

«Никаких запросов не было. Нет пока и никаких договоренностей», — оперативно отреагировал на спич Трампа пресс-секретарь главы российского государства Дмитрий Песков.

После этого в заявлениях Вашингтона и Москвы возникла «мхатовская пауза». 

Вечером 14 мая, во время пресс-конференции по итогам переговоров с Помпео, глава МИД России Сергей Лавров еще раз озвучил официальную позицию Москвы. 

«Мы слышали заявление Трампа, что он рассчитывает провести встречу с Путиным на G20 в Осаке. Если такое предложение официально поступит, мы на него позитивно отреагируем», — объявил министр иностранных дел РФ. 

После завершения пресс-конференции Лавров и Помпео отправились в сочинскую резиденцию президента России «Бочаров Ручей», где переговорный процесс продолжился уже с участием Владимира Путина.

Эксперт объяснил «мхатовскую паузу» Москвы по поводу встречи Путина и Трампа

Кремль руководствуется разумной осторожностью

С просьбой прокомментировать перспективы российско-американских переговоров на высшем уровне Федеральное агентство новостей обратилось к автору первой изданной на русском языке политической биографии Трампа, политологу-американисту и публицисту Кириллу Бенедиктову.

— Кирилл Станиславович, что могло подвигнуть признанного любителя ультиматумов Трампа неожиданно озвучить намерение встретиться с президентом России в Осаке?

— Вы правы, говоря о том, что последние десять месяцев Трамп занимался чем угодно, но не демонстрацией желания начать переговоры с Россией. Однако я сделал бы важное уточнение: именно демонстрацией он и не занимался. А что происходило, условно говоря, «под ковром» — оставалось неизвестным. Хотя многие в Вашингтоне очень боялись, что между Трампом и Путиным уже заключены — или будут заключены — некие тайные договоренности, касающиеся наиболее чувствительных вопросов двусторонних отношений. 

Именно эти опасения вызвали к жизни призывы допросить переводчицу американского президента и членов американской делегации в Хельсинки, а также привели к истории с письмом главы Генштаба ВС РФ Валерия Герасимова председателю Комитета начальников штабов США Джозефу Данфорду.

— Вы имеете в виду письмо, содержащее российские предложения по урегулированию в Сирии?

— Да, то самое. Направленное по конфиденциальному каналу связи, но тут же «слитое» в СМИ кем-то из американских борцов с «российским вмешательством» в конце июля 2018 года.

Тут любопытна прежде всего мотивация, которой противники сближения США и России объясняли желание Трампа договориться с Путиным. Если отбросить в сторону пропагандистские штампы о том, что Трамп — «агент Кремля» и что «КГБ держит его на крючке» добытым в Москве компроматом, если обратиться к версиям серьезных аналитиков, то мы увидим, что главным фактором, подталкивающим Трампа к налаживанию отношений с Кремлем, несмотря на очевидную «токсичность» этой темы, является соперничество с Китаем.

— В текущий момент этот фактор заметен, что называется, невооруженным глазом: торговая война Штатов с Китаем продолжает набирать обороты… 

— После того как Трамп весной 2018 года сменил в своей администрации ключевые фигуры, отвечавшие за внешнюю политику и национальную безопасность (Тиллерсона на Помпео, Макмастера на Болтона), 45-й президент США счел возможным вернуться к идеям Генри Киссинджера (треугольник, в котором отношения Вашингтона с Пекином и Москвой всегда должны быть лучше, чем отношения Москвы с Пекином). 

Эксперт объяснил «мхатовскую паузу» Москвы по поводу встречи Путина и Трампа

Переломным моментом, по-видимому, стала сингапурская встреча Трампа и Ким Чен Ына, которая, как полагают некоторые американские эксперты, например директор оборонных исследований Центра национальных интересов Гарри Казианиса, была направлена прежде всего против Китая.

— Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

— Как раз летом прошлого года, когда Трамп перестал демонстрировать свои намерения договориться с Москвой, на страницах влиятельного американского журнала American Conservative появилась статья Казианиса «Грядущий российско-американский альянс против Китая». Начиналась она с примечательной фразы: «В то время как прогрессивные левые за каждым углом видят затаившегося русского шпиона, существует весьма реальная возможность, что Вашингтон и Москва вступят в тайный сговор по очень важной причине — и скоро».

Обратите внимание на слово «тайный». Открытые шаги в упомянутом Казианисом направлении были невозможны для Трампа — по крайней мере до завершения «русской саги» спецпрокурора Мюллера. То есть подготовка, скорее всего, велась в обстановке строгой секретности. И вот теперь, когда расследование Мюллера закончилось, по большому счету, поражением врагов Трампа, президент США счел возможным сначала позвонить своему российскому коллеге, а затем снова заговорить о встрече на высшем уровне. 

— Выходит, идея Трампа начать переговоры с Путиным не столь уж и внезапна?

— В самом анонсе встречи в Осаке ничего сверхсенсационного я не вижу. А вот почему российские официальные лица не подтверждают факт запроса об организации переговоров на высшем уровне — вопрос более интересный.

Думаю, что Кремль в данном случае руководствуется разумной осторожностью. Вероятность, что встреча состоится, — ненулевая, но и шансы на то, что Белый дом ее отменит — под давлением демократов ли в Конгрессе, либеральных ли СМИ и т. д. — тоже весьма высоки. В этой ситуации торопливость может только навредить имиджу России. Грубо говоря, Москве ни к чему бежать со всех ног по первому свистку американских партнеров, которые, может быть, еще и передумают.

— Звучит логично.

— К тому же, насколько я понимаю, у Москвы нет ясной картины, чего хочет от нее Трамп и что он готов за это «что-то» отдать. Сравнительно с прошлым годом, ситуация, в связи с обострением конфликта в Венесуэле и эскалацией напряженности вокруг Ирана, даже ухудшилась. США продолжают вести себя как хулиган на международной арене, и все это мало похоже на новую разрядку. Но самое главное — Россия не готова и не будет готова в обозримом будущем переформатировать отношения с Китаем, а именно это переформатирование и является главной целью Вашингтона!

Это не значит, что встреча не нужна — наоборот, чем больше встреч на высшем уровне будут проводить лидеры России, Китая и США, тем выше вероятность избежать крупномасштабного вооруженного конфликта в ближайшем будущем. Но ожидать от саммита в Осаке прорыва в российско-американских отношениях было бы наивно.

Эксперт объяснил «мхатовскую паузу» Москвы по поводу встречи Путина и Трампа

Нужно надеяться на конструктив

— Если встреча лидеров России и США все же состоится, то какие темы могут занять основное место в повестке переговоров в Осаке? 

— В этом случае темы во многом совпадут с теми, которые во вторник обсуждали в Сочи Лавров и Помпео: ДРСМД, СНВ-III, денуклеаризация Корейского полуострова, Венесуэла. Последний сюжет крайне важен для администрации Трампа, поскольку поддержка Москвой и Пекином президента Николаса Мадуро воспринимается в США как грубейшее нарушение «доктрины Монро», согласно которой все происходящее в Западном полушарии — дело исключительно Вашингтона. 

Конечно, крайне соблазнительно было бы поставить американскую сторону в позицию, в которой ей пришлось бы выбирать: доктрина Монро и уход США, например, из Средиземноморья, не говоря уже о Черном море, — или признание того факта, что доктрина Монро окончательно стала геополитическим реликтом? Но в Осаке, скорее всего, этот вопрос не будет поставлен ребром. Время для разграничения сфер влияния союза Китая и России, с одной стороны, и США и НАТО, с другой, еще не пришло. Но, вполне возможно, придет еще при нашей с вами жизни.

— Можно ли надеяться на какие-то конструктивные результаты встречи Путина и Трампа на саммите G20? 

— На конструктивные результаты надеяться нужно, но следует иметь в виду, что геополитическое противостояние, участниками которого сегодня являются Москва, Пекин и Вашингтон, носит иной характер, нежели Холодная война, которая была в значительной степени конфликтом идеологий. Сейчас речь идет о перераспределении ресурсов и контроле над инфраструктурными проектами глобального масштаба, такими как Северный Морской путь или Новый Шелковый путь. От идеологических установок, как показывает опыт советской «перестройки», страны иногда способны отказываться, а вот от экономической выгоды — нет. 

Поэтому конструктивные результаты могут быть достигнуты в той мере, в которой они отвечают экономическим интересам всех трех игроков. Вот только найти ту сферу, где пересекались бы интересы США, Китая и России, сегодня непросто — особенно в условиях торговой войны Вашингтона с Пекином.

— Когда мы с вами беседовали накануне прошлогоднего саммита американского и российского президентов в Хельсинки, вы сказали так: чем раньше Трамп встретится с Путиным, тем будет лучше. Продолжаете ли вы считать так же?

Эксперт объяснил «мхатовскую паузу» Москвы по поводу встречи Путина и Трампа

— С момента промежуточных выборов в США Трамп нацелен на переизбрание в 2020 году. Таким образом, до выборов будущего года фактор времени не будет играть сколько-нибудь заметной роли. А вот готовиться к возможным смелым шагам Трампа после переизбрания (шансы на которое сейчас очень велики) нужно уже сейчас. Вспомним, что Барак Обама взял курс на «иранскую разрядку» после победы на выборах 2012 года, хотя готовиться к ней начали, разумеется, заранее — но тоже в закрытом режиме. 

— Вчера вечером в Сочи состоялись переговоры Помпео не только с Сергеем Лавровым, но и с президентом РФ. Помощник президента Юрий Ушаков сформулировал их итог следующим образом: «Путин и Помпео провели неплохой предметный разговор и подтвердили начало выправления отношений России и США». На ваш взгляд, какие последствия могут иметь вчерашние переговоры Путина и Помпео?

— Думаю, главное, что станет ясным по результатам этой встречи, — подтвердит ли российская сторона встречу президентов в Осаке или продолжит держать «мхатовскую паузу».

Источник