Эксперт рассказал об идеальном образе петербургского чиновника и губернатора

В Северной столице в тринадцатый раз проходит Петербургский Партнериат малого и среднего бизнеса. На этот раз главной темой мероприятия стала «Промышленность регионов: от специализации к интеграции».

Федеральное агентство новостей пообщалось с одним из видных участников Партнериата — директором Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) Владимиром Шамаховым. Он рассказал о достижениях, которых удалось добиться в рамках Партнериата, о разнице между госслужащим и управленцем, а также представил образ идеального петербургского чиновника и губернатора.

— Владимир Александрович, расскажите, чем полезен Партнериат, каких достижений удалось добиться в рамках этого делового события?

— Мы подписали соглашение с ассоциацией Кластера станкоинструментальной промышленности Петербурга, которое предусматривает взаимодействие в образовательной и научной деятельности. Мы убеждены, что на сегодняшний день не используется серьезный ресурс для создания конкурентных продуктов в сфере промышленности. Речь идет о научной и образовательной деятельности.

Сейчас, когда затрагивают темы цифровизации, индустриализации, роботизации и так далее, обычно говорят о деньгах, о технологиях, материалах и программном обеспечении, но совсем мало о персоналиях, кадрах и людях, хотя все это без людей работать не будет.

Эти вопросы должны рассматриваться вместе. Развивая технологии, материаловедение, программные продукты, надо параллельно готовить людей, которые будут со всем этим работать. У нас же почему-то сначала все наоборот — не задумываются о том, что этот разрыв невозможно будет преодолеть мгновенно.

Сейчас существует большая проблема и в бизнесе. Готовить нужно не только специалистов, что очень важно, но и управленцев. От эффективного или неэффективного управления на сегодняшний день зависеть может даже больше, чем от технологий. Поэтому соединение этих двух направлений остро необходимо. Невозможно произвести революцию в промышленности или экономике, не совершив сначала переворот в сознании, в ментальности людей. К сожалению, на сегодняшний день общетеоретические представления есть, но на практике никто этим не занимается.

— Какими навыками, на ваш взгляд, сейчас не обладают предприниматели, управленцы?

— Например, не так давно мы подписали соглашение с Политехническим университетом имени Петра Великого. Вместе с ними мы делаем совместные программы для обучения руководящего состава фирм компаний. Профильные вузы сильны в своей сфере, но они не компетентны в управлении, и это нормально. Мы имеем эффективные способы и навыки в сфере управления, психологии управления, pr-деятельности. Все это нужно для продвижения товаров на рынке, для убеждения партнеров и так далее.

Эксперт рассказал об идеальном образе петербургского чиновника  и губернатора

— Ваш университет готовит будущих госслужащих, какие знания и навыки вы им вкладываете? Какую пользу принесет им в таком случае технический вуз?

— На сегодняшний день управленцы в сфере государственной, муниципальной службы не владеют представлениями о том, как развивается индустрия, куда идет промышленность, бизнес для них тоже является большой проблемой. Поэтому сейчас мы будем формировать совместные группы из представителей госвласти и руководителей бизнеса. Вместе с ними будем учить современным подходам, лучшим практикам и искать пути решения задач, которые сейчас стоят перед страной.

— Планы глобальные, но есть ли конкретика, для кого будут полезны такие курсы?

— У нас есть для управленцев разные степени подготовки и программы. Есть группы «ликбез» — это больше интересно представителям органов госуправления, тем, кого выбрали из конкретных отраслей: врачам, учителям и так далее. У них чаще всего навык управления нулевой. Другой уровень — для тех, кто был на среднеруководящей деятельности, а потом его повысили.

Всего у нас четыре уровня подготовки, и для каждого из них предусмотрен свой набор образовательных дисциплин, стажировок и многого другого.  

— Но, помимо управления, должна же быть какая-то человечность? Ваш университет воспитывает государственных служащих, однако в последнее время слишком часто появляются новости, как какой-то чиновник высказался по острому социальному вопросу, после чего его чуть ли не лишают занимаемой должности. Почему так происходит?

— На мой взгляд, главная проблема заключается не только в чиновниках, но и в обществе, где придерживаются одной и той же психологической установки: государственный служащий — это управленец. Управленцем, то есть человеком, принимающим решения и несущим ответственность за это решение, в лучшем из случаев является один из ста государственных служащих. Все остальные — это служащие, которые оказывают государственную услугу населению, причем за деньги, которые им авансом, в качестве налогов, население уже выплатило.

Эксперт рассказал об идеальном образе петербургского чиновника  и губернатора

Люди, приходящие на работу в органы исполнительной, муниципальной власти, сразу на себя примеряют титул управленца, то есть каждый из них считает, что он управленец, который руководит массами и процессами. На самом деле он всего лишь выполняет свою функцию — оказывает услуги, и это нужно осознать.

— Есть ли идеи, каким образом это сознание можно побороть, разрушить стереотип «госслужащий = управленец»?

— Я абсолютно убежден, что у каждого госслужащего на двери под фамилией должно быть указано, за что он отвечает, что с него любой гражданин может спросить. Элементарная вещь, но никто почему-то не хочет этого делать.

Я сам работал в госуправлении и могу сказать, что там работают совершенно нормальные люди. Но стоит им собраться в своем большом учреждении, да еще с охраной, — сразу надевают на себя образ, маску серьезного большого управленца. Исходя из этого искаженного представления и строится вся их деятельность, и за это время они пропитываются мыслью, будто они всем несут блага, а граждане этого не ценят. Это чисто ментальная проблема, с которой надо справляться, и, если мы не справимся, все так и будет продолжаться.

— Так чем же управленец отличается от госслужащего, он же тоже работает на благо общества?

— Как раз у нас и закладывается базис, где будущим госслужащим объясняется, что они будут управленцами, а управленец от специалиста (чаще всего это и есть госслужащий) отличаются тем, что со временем они понимают всю ответственность.

Например, школьники на вопрос, кем они хотят стать, отвечают «президентом», это неплохо и нормально для молодых людей. По прошествии двух курсов они на этот вопрос отвечают «губернатором», а после того, как им объясняют, в чем труд и ответственность этой должности, начинают говорить, что хотят дорасти до начальника какого-нибудь департамента. К завершению обучения, уже побывав на практике, постажировавшись в органах госуправления, многие уже не хотят идти на государственную службу, а хотят работать лидерами, управленцами в бизнесе, где легче построить нормальную, правильную человеческую модель. В госорганах это построить очень сложно.

Эксперт рассказал об идеальном образе петербургского чиновника  и губернатора

— То есть никто в чиновники из думающих, понимающих всю ответственность студентов идти по карьерной лестнице политика не хочет?

— Почему же? Когда наши воспитанники, которые пробираются сейчас на вторые роли, пробьются на первые, когда их станет много, тогда и произойдет переворот сознания.

— Сложно воспитать настоящего, человечного и опытного управленца, госслужащего?

— Мы понимаем, какая перед нами лежит ответственность в этой сфере. К нам приходят замечательные ребята, которых надо обучать, воспитывать, у них будет большое будущее. А если у них будет большое будущее, то и у страны оно тоже будет.

— Раз заговорили о политике, то нельзя обойти вниманием тот факт, что вы являетесь членом Санкт-Петербургской Общественной палаты, ответственным за проект по наблюдению на выборах. Грядут выборы, в том числе и в Петербурге пройдет голосование за главу города. Какой, на ваш взгляд, губернатор необходим городу? Какими качествами ему необходимо обладать и нужно ли приглашать кого-то извне? 

— Я абсолютно убежден, что Петербургу приходящие извне не нужны. На мой взгляд, для города эти эксперименты пагубны. У нас достаточное количество собственных кандидатов, хотя многие лучшие уехали в Москву, руководят там. Но все равно у нас достаточно запаса и потенциала.

Большой руководитель в сфере государства должен любить людей. К слову, все время обучения мы это и объясняем студентам. У действующего руководителя эти качества есть, я его знаю давно, все это время он всегда работает для людей, это важно.  

В Петербурге большая проблема в том, что у нас сфера пиара, на мой взгляд, неэффективна. Антипиар работает хорошо, он качественный, а вот положительный пиар слабый и это было во времена [бывшего губернатора Санкт-Петербурга Георгия] Полтавченко, когда не видели, что хорошего делалось, и сейчас это продолжается.

Эксперт рассказал об идеальном образе петербургского чиновника  и губернатора

Как мне представляется, это связано с тем, что пиаром занимаются не петербуржцы, а москвичи. То, что хорошо для Москвы, далеко не всегда подходит петербуржцам. С ними нужно говорить открыто, доверительно, нужно посоветоваться, может быть, в чем-то повиниться, тогда будет по-другому восприниматься. Для петербуржцев важен не внешний показатель, а доверие. Власть в целом на сегодняшний день утратила доверие.

— Какие в таком случае необходимо предпринять меры, чтобы чиновникам удалось вернуть расположение потенциальных избирателей?

 Здесь очень важны ресурсы — СМИ и Интернет, с этим и надо работать. В Петербурге этому почему-то долгое время не уделяли внимание.  

Также нужно идти не от пиара, а от доверия: узнать мнения тех, кому доверяют петербуржцы, с ними работать. Сейчас люди меньше верят прямому пиару, им нужны понятные и достаточно конкретные ориентиры. Надо у самих людей спрашивать, какого они хотят видеть губернатора, какой они хотят видеть власть в городе. И, исходя из этого запроса, определять, кто максимально им подходит, надо понять, чего хочет город.

На том этапе, на котором мы находимся сейчас, для того, чтобы сформировать собственно петербургскую позицию, потребуется не год, а несколько лет. Нужно изменить приоритеты.

На сегодняшний день у нас достаточно хороший показатель по промышленности, это само по себе здорово, поскольку идет хорошее пополнение налоговой базы, но все построено так, что люди для развития для промышленности, а должно быть наоборот.

Сейчас самым главным для Петербурга является работа по улучшению качества жизни горожан, а потом уже гостей. Будет хорошо петербуржцам — будет хорошо и гостям.

Источник