Эрдоган приехал к Путину в роли просителя, но не добился никаких уступок

Очередные российско-турецкие переговоры на высшем уровне 5 марта состоялись не в Стамбуле, как ранее заявлял Реджеп Тайип Эрдоган, а в Москве, — и это весьма показательный момент. И в гости к главе Российского государства Владимиру Путину президент Турции прилетел вовсе не в качестве победителя, диктующего свою «волю побежденным», а в качестве просителя, желающего получить свободу рук в интересующем его вопросе. А именно — в противостоянии войскам официального Дамаска на территории сирийской провинции Идлиб.

Достаточно хорошо известно, о чем идет речь. Турецкая сторона, войдя своей армией в Идлиб согласно Сочинскому меморандуму, не выполняет принятых ею на себя обязательств относительно разоружения и фильтрации находящихся здесь боевиков террористических структур. Наоборот, снабжает их оружием, боеприпасами, организует и помогает атаковать позиции правительственных сирийских войск: от предоставления джихадистам разведданных до огневой поддержки и выполнения офицерами турецкой армии функций, мягко говоря, военных советников. 

Все это делается негласно, исподтишка, в ходе боевых действий погибают военнослужащие Турции, каждый такой случай всячески раздувается и служит для дальнейшей возгонки и без того мощных антисирийских и антироссийских настроений в турецком обществе.

Помимо проблем Идлиба, есть еще и противоречия в Ливии, где Турция выступает на стороне т. н. «Правительства национального согласия» Файеза Сарраджа в Триполи, обвиняя Россию в поддержке войск ливийского парламента во главе с генералом Халифой Хафтаром

Официальная Анкара также заявляет о непризнании воссоединения Крыма с Россией и о якобы нарушении прав крымских татар, поддерживает действия киевских властей в Донбассе, способствует работе пантюркистских и ряда сепаратистских структур на территории РФ. При этом Турция из раза в раз обращается за помощью в НАТО и ЕС, заодно пугая и без того переполненную мигрантами Европу новым, чуть ли не миллионным потоком «сирийских беженцев» с богатым боевым опытом…

Стоит также напомнить, что ранее турецкими ВВС был сбит российский военный самолет Су-24М (24 ноября 2015 года), а в Анкаре — убит посол РФ Андрей Карлов (19 декабря 2016 года). 

Несмотря на это, российская сторона не только обеспечила личную безопасность Эрдогана во время июльского путча 2016 года, но и создала «ближневосточный треугольник» Россия—Иран—Турция, действия которого фактически уничтожили запрещенную в РФ террористическую организацию «Исламское государство»1 на территории Ирака и Сирии. Кроме того, Россия ведет строительство газопровода «Турецкий поток» и АЭС «Аккую». Наконец, Москва поставила турецкой армии ЗРК С-400 и другие современные системы вооружения, реализует другие масштабные совместные проекты.

Эрдоган приехал к Путину в роли просителя, но не добился никаких уступок

Шантаж из уст Эрдогана

Увы, нынешняя позиция турецкой стороны ведет к обострению отношений между Анкарой и Москвой — вплоть до угрозы открытого военного конфликта. Это нисколько не соответствует интересам двух стран, зато полностью отвечает целям всех противников российско-ирано-турецкого союза на Ближнем Востоке. 

Об этом свидетельствуют два факта. Как только прошли сообщения о начале встречи Владимира Путина с Реджепом Тайипом Эрдоганом, боевики атаковали находящийся под контролем сирийской армии город Серакиб в провинции Идлиб, причем бои там продолжались в течение всех суток. А к моменту завершения переговоров западные масс-медиа опубликовали информацию о том, что сирийская армия захватила в плен две тысячи турецких военных и готова их уничтожить…

В приветственном слове при встрече с Эрдоганом Путин фактически потребовал от президента Турции, чтобы нынешняя ситуация: а) больше не повторялась; и б) не разрушала российско-турецкие отношения, к которым обе стороны относятся внимательно и ими дорожат. 

Эрдоган в ответ был холодно-агрессивен, обращался к Путину: «Господин Президент», даже без эпитета «уважаемый», не говоря уже про традиционное «дорогой друг», еще раз подчеркнул, что данное мероприятие должно было пройти в Стамбуле, а не в Москве, и сообщил, что отношения двух стран «достигли пика». 

Чуть ранее президент Турции назвал переговоры с Путиным «последней попыткой решить все вопросы мирным путем», фактически намекая, что если интересы Анкары не будут удовлетворены, то начнутся военные действия. Иначе, нежели попыткой шантажа, такого рода заявления назвать трудно.

Эрдоган приехал к Путину в роли просителя, но не добился никаких уступок

Точки соприкосновения

Российско-турецкая встреча на высшем уровне началась в Кремле в 14.06 по московскому времени и в течение почти четырех часов проходила с глазу на глаз — значит, двум лидерам было что сказать друг другу «без свидетелей». Затем переговоры продолжились «в узком формате»: с российской стороны в них участвовали министр иностранных дел Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, директор СВР Сергей Нарышкин; в составе турецкой делегации были глава МИД Мевлют Чавушоглу, министр обороны Хулуси Акар, министр казначейства и финансов Берат Албайрак и глава национальной разведывательной организации Хакан Фидан

В целом дискуссии длились более пяти с половиной часов, в течение которых, насколько это сейчас понятно, их участники к какому-то согласованному реальному решению имеющихся противоречий так и не пришли. 

«Точки соприкосновения» по Идлибу, согласно заявлению Владимира Путина, были найдены, но совместного заявления российского и турецкого президентов так и не последовало. Об итогах переговоров было поручено сообщить министрам иностранных дел — вопреки «предпереговорному» обещанию Эрдогана выдать всю информацию о взаимоотношениях двух стран «до» и «после» встречи в Москве. 

Режим прекращения огня в полночь с 5 на 6 марта и «коридор безопасности» на шесть километров по обе стороны от стратегической трассы М4 Латакия—Алеппо — это, безусловно, лучше, чем ничего, и на какое-то время наверняка остановит эскалацию военных действий в Идлибе. Но если задаться гипотетическим вопросом: «А кто помешает какой-нибудь «третьей силе» (их там, этих сил, много, есть не только «третьи», но и «четвертые», «пятые» и так далее), скажем, в 00.01 6 марта устроить очередной обстрел хоть сирийских, хоть турецких позиций?» — ответ будет однозначным: «Никто!» 

Ничего не было сказано и о ключевом вопросе — о статусе турецких сил в Идлибе, — который и стал камнем преткновения в отношениях Анкары с Москвой.

Эрдоган приехал к Путину в роли просителя, но не добился никаких уступок

Добавим к этому «послепереговорные» заявления Эрдогана о том, что в возникновении Идлибского конфликта виноват официальный Дамаск и лично президент Сирии, а также приглашение для Путина приехать в Турцию на празднование столетия установления дипломатических отношений между Анкарой и Москвой, — и картина станет более-менее ясной. Добиться от российского президента каких-то уступок его турецкому коллеге, несмотря на все усилия, так и не удалось. Особенно — в плане желанной «сдачи» Башара Асада

Скорее всего, Эрдоган получил в Кремле не только ответ на свои требования, но и встречный полный список российских предложений, а также их обоснования и сроки. В эти сроки Анкара теперь должна дать ответы и предпринять необходимые действия — своего рода «дорожную карту» выхода из Идлибского кризиса, безо всяких попыток «напрячь» в свою пользу США, НАТО и Евросоюз. В противном случае, вполне очевидно, ни о каких «помидорах» речи идти уже не будет.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Источник