Киев в разы занизил потери бронетехники ВСУ в Донбассе

Украинская армия понесла в 2014–2016 годах гораздо более серьезные потери в бронетехнике, чем те, что озвучены в статистике МО Украины. Поэтому мнение украинских СМИ о том, что на основе изучения потерь украинских танков в Донбассе можно создать для армий стран НАТО действенные рекомендации по борьбе с танками российскими, не соответствует действительности.

К таким выводам пришел обозреватель Федерального агентства новостей после анализа доступной информации о результатах использования украинских бронетанковых частей в ходе гражданской войны на юго-востоке Украины.

Киев в разы занизил потери бронетехники ВСУ в Донбассе

«Потерь нет» на новый лад

Киевская информационно-консалтинговая компания Defense Express опубликовала статистические данные по потерям бронетехники, которые понесли ВСУ в 2014–2016 годах в Донбассе.

Первая публикация об этом с заголовком «Втрати Збройних Сил України у бронетехніці під час АТО у 2014-2016 роках» появилась в феврале. А в конце минувшей недели на том же сайте было опубликовано логическое продолжение февральской публикации, озаглавленное «Аналіз втрат бронетехніки у зоні бойових дій: нові деталі та висновки».

Основной смысл обеих статей сводится к следующим тезисам.

За период с 2014 года по первое полугодие 2016 года в Донбассе получили боевые повреждения 2576 единиц украинской бронетехники. Из них 391 единица не подлежала восстановлению и была потеряна безвозвратно. В число последних попали 79 танков, 214 боевые машины пехоты, 68 бронетранспортеров и 30 иных единиц бронетанкового вооружения ВСУ (очевидно, САУ и бронемашин). Эти сведения якобы являются абсолютно точными, поскольку, мол, базируются на данных Министерства обороны Украины.

В Defense Express признают, что потери украинской бронетехники могут показаться довольно большими. Но на самом деле это не так, утверждают в компании.

Дальнейшее знакомство с опубликованным в Киеве материалом должно подтолкнуть читателей к выводу, что утрата груды украинских танков, БМП, БТР и т. д. не была-де напрасной. Ибо, во-первых, ВСУ ценой этих потерь якобы удалось остановить «российскую агрессию». А во-вторых, на основе данных об украинских потерях американские аналитики, задействованные в программе Пентагона Anti-Armor Analysis Program (AAAP), смогут разработать конструктивные и актуальные рекомендации для Вооруженных сил США и их союзников по НАТО о том, как следует противостоять бронетехнике ВС РФ.

Далее следует жирный намек на то, что Украина — это «форпост НАТО на Востоке», но нам он уже малоинтересен. Лучше разберемся с тем, насколько соответствуют действительности тезисы публикаций Defense Express.

Киев в разы занизил потери бронетехники ВСУ в Донбассе

Украинская статистика лжет

Начнем с цифр.

Авторитетный ежегодный бюллетень The Military Balance, издаваемый лондонским Международным институтом стратегических исследований, указывает, что в 2014 году в строю и на базах хранения у ВСУ имелось 1100 танков. Те же данные в The Military Balance-2016, всего два года спустя, — 788 танков.

Таким образом, если соотнести цифры танкового парка ВСУ за 2014 и 2016 годы, то окажется, что украинская армия за указанный период утратила несколько больше танков, чем 79 единиц от Defense Express.

Если мы заглянем в The Military Balance, чтобы проверить, сколько у украинцев было других видов бронетехники в 2014 году и сколько ее осталось в 2016-м, то обнаружим, что «рассосалось» намного больше единиц, чем упоминает официальная статистика Министерства обороны Украины.

Конечно, скептики немедленно напомнят нам, что в материалах Defense Express говорится исключительно о боевых потерях бронетехники, в то время как из сравнения данных The Military Balance можно получить представление о всей номенклатуре потерь, включая машины, утраченные из-за разгильдяйства собственных экипажей. Здесь достаточно вспомнить, как весной 2014 года в боксе 17-й танковой бригады ВСУ при плановом осмотре сгорели сразу семь танков Т-64.

В ответ на этот довод напомним, что небоевые потери — это вообще-то тоже потери. Сгоревшие в боксах Т-64 для ВСУ столь же основательно «выбыли из игры», как и Т-64, уничтоженные в Донбассе снарядами или противотанковыми ракетами ополченцев.

Впрочем, для уточнения цифр боевых потерь украинской бронетехники нам ничто не мешает обратиться к данным сайта Lostarmour.info. Этот ресурс посвящен фактическому — с привлечением данных фотофиксации и геолокации — подсчету уничтоженной бронетехники в современных локальных конфликтах.

Как и всякая неофициальная база данных, Lostarmour.info не претендует на абсолютную полноту — и может не учитывать все бронетанковые потери ВСУ. Но если уж танк, БТР, БМП или САУ попали в эту базу, то можно быть на 100% уверенным: эта техника действительно уничтожена.

Согласно материалам Lostarmour.info за период с 6 апреля 2014 года по 30 июня 2016 года (временные рамки из статистики МО Украины), ВСУ по боевым причинам безвозвратно потеряли не менее 823 единиц бронетехники, включая 166 танков.

823 и 166, а не 391 и 79, как утверждают материалы Defense Express!

Вряд ли мы ошибемся, если предположим, что реальное общее количество украинских бронеединиц, получивших повреждения в ходе боевых действий в Донбассе, тоже в разы превышает официально заявленные статистикой МО Украины в 2576 машины.

Первый вывод: официальная украинская статистика бронетанковых потерь лжет.

Киев в разы занизил потери бронетехники ВСУ в Донбассе

Танки не воюют в вакууме

Минимум 166 безвозвратно потерянных ВСУ танков — это много или мало?

По штату в «довоенном» танковом батальоне механизированной бригады ВСУ числилось три десятка танков. Значит в Донбассе за 2014 — первое полугодие 2016 года, согласно данным Lostarmour.info, только по боевым причинам безвозвратно была утрачена матчасть пяти с половиной танковых батальонов украинской армии. А ведь мы знаем, что на юго-востоке страны ВСУ по боевым причинам теряли из бронетехники не одни только танки…

Еще раз напомним данные Lostarmour.info — минимум 823 потерянных единицы бронетехники. Это почти столько же, сколько Армия обороны Израиля безвозвратно потеряла в октябре 1973-го во время полномасштабной арабо-израильской «войны Судного дня».

Отсюда следует второй вывод: в 2014–2016 годах бронетанковый парк украинской армии в Донбассе не просто понес значительные потери, а пережил настоящую мясорубку.

МО Украины посредством Defense Express и иных прокиевских изданий, конечно, пытается делать хорошую мину при плохой игре. Мол, не очень-то наши потери были и велики. Но, как говорится, против фактов не попрешь: в Донбассе ополченцы устроили настоящее избиение украинских танков, БМП, БТР и САУ.

Осталось разобрать два других тезиса Defense Express — героическое превозмогание «российской агрессии» и «Да, мы теряли танки, но во благо НАТО!»?

О мантре про «российскую агрессию» уже скучно говорить. Трудно критически разбирать то, чего нет. Даже США, со всем своим богатым разведывательным инструментарием, до сих пор не смогли поддержать завывания из Киева о «российской агрессии» публикацией хоть каких-то доказательств.

Что касается американских спецов из AAAP, которые на основе изучения продырявленной и обугленной в Донбассе украинской бронетехники смогут-де изобрести какие-то чудо-приемы борьбы с бронетехникой российской, это тоже голословное утверждение.

Безусловно, бронетанковый парк ВСУ и ВС РФ — родом из одного советского «гнезда». Вот только российские «бронептички» с 1991 года в своей массе претерпели достаточно большие изменения по сравнению с техникой, доставшейся при развале СССР Украине. Причем дело не только в модернизациях, добавивших российским машинам защиты и огневой мощи, но и в «апгрейде» системы управления российскими бронетанковыми частями, осуществленном во время реформирования ВС РФ в 2008—2020 годах.

К тому же танки не воюют в вакууме. Они являются лишь элементом общевойскового боя, «рисунок» которого напрямую зависит от задействованного в боестолкновении наряда сил, их оргштатной структуры, наличия воздушной поддержки и множества иных нюансов.

Киев в разы занизил потери бронетехники ВСУ в Донбассе

Все это в сумме означает, что любая попытка сочинить концепцию по борьбе с бронетанковыми подразделениями ВС РФ на основе опыта использования украинской бронетехники в Донбассе заведомо является ненаучной фантастикой, и попыткой сравнить несравнимое.

Итак, третий вывод: отнюдь не российские кадровые воинские части жгли пачками украинскую бронетехнику в Донбассе, а попытка в рамках Anti-Armor Analysis Program на основе изучения потерь украинской бронетехники в 2014–2016 годах создать для армий стран НАТО действенные рекомендации по борьбе с российскими танками обречена на… откровенное сосание из пальца.

Источник