Масштабные протесты в Ливане ведут к возвращению французского мандата

После трагедии в порту Бейрута и так неимоверно сложная обстановка в Ливане предсказуемо взорвалась: страну охватили масштабные митинги и погромы.

И вот парадокс: под завалами до сих пор могут находиться тела пропавших без вести, в стране работают команды по оказанию международной помощи, а ливанцы протестуют и еще больше усугубляют царящий хаос.

Редакция Telegram-канала «Рыбарь» рассказывает об охвативших Бейрут протестах и показывает, чем сегодняшние погромы отличаются от беспорядков прошлой осенью.

Vive la France!

Сегодняшние протесты в Бейруте — это и венец провальной политики местных властей, и трагический итог последствий взрыва в порту, и реакция местного населения на затянувшийся и все усугубляющийся кризис. И этому кризису уже было предложено решение — молодым и красивым президентом, который не побоялся пешком пройтись по трущобам Бейрута, куда опасаются заходить местные политики.

Масштабные протесты в Ливане ведут к возвращению французского мандатаВо время визита в Бейрут 6 августа французский президент Эммануэль Макрон завоевал сердца местного населения и пообещал помочь.

Он заявил, что предложит Ливану некий «новый политический пакт», а затем вернется в страну в начале сентября. И если местные силы ничего не смогут сделать сами, он «возьмет ситуацию под свою ответственность».

Подробности требований Эммануэля Макрона стали известны ближе к вечеру. Его поверенный вручил список требований президенту Ливана Мишелю Ауну:
1.    Объявить Бейрут демилитаризованной зоной.
2.    Полное разоружение всех офисов и отделов «Хезболлы» в Бейруте и его пригородах.
3.    Передать международный аэропорт Бейрута совместному международному контингенту во главе с Германией.
4.    Разместить силы UNIFIL в Бейруте и ливанских горах, а в прибрежных водах разместить группировку военных кораблей от Бейрута до южных границ страны.
5.    Ликвидировать все ракетные войска и установки «Хезболлы» на юге, а командные пункты «Хезболлы» передать UNIFIL.
6.    Отправить в отставку парламент и правительство, провести досрочные выборы с последующим выборами президента.
7.    Составить списки действующих сотрудников спецслужб с последующей их заменой вплоть до смены руководства структур.
8.    В случае отказа местных властей — в течение 10 дней продавить резолюцию Совбеза ООН с последующим поручением НАТО обеспечить безопасность в Ливане и выполнение вышеуказанных пунктов.

На фоне озвучивания этих положений уже 60 тысяч человек подписали петицию на сайте Avaaz.Org, требуя отдать Ливан на ближайшие 10 лет под французский мандат, виня власти в нынешнем политико-экономическом кризисе.

Макрона отчаявшиеся ливанцы называют «последней надеждой». Но это не все население, а лишь христиане-марониты и получившие образование во Франции ливанцы.

Имплементация французского мандата может лишь привести к еще большей фрагментации исстрадавшегося общества. При этом сам Макрон утверждает, что никакого «французского решения» ливанского вопроса нет — решать должны люди. Люди и решили высказаться 8 августа.

«Мы потеряли все»

На улицах Бейрута собрались десятки тысяч человек — о митинге знали заранее, он был запланирован на 16 часов по местному времени. По факту, митинг начался немногим ранее.

Протест направлен как против правящего класса и элит, так и социально-экономической напряженности: ливанцы просто устали медленно превращаться из «арабской Швейцарии» в страну третьего мира.

На Площади мучеников устроили импровизированный эшафот, где повесили «бумажные» политические элиты Ливана, обвинив их в страшном взрыве, унесшем жизни 150 человек и ранившим еще шесть тысяч. 

Только по предварительным оценкам, 250 тысяч человек лишились крова. Люди в отчаянии кричат, что потеряли все.

Протестуют против всех: и президента Мишеля Ауна, и главы «Хезболлы» Хасана Насраллы, и премьер-министра Хасана Диаба. Звучат лозунги с требованиями объявить Бейрут «демилитаризованной зоной» — по крайней мере, первый пункт требований Макрона «одобряют» местные жители. Сам лозунг был введен в 1982 году оккупационными силами Израиля и впоследствии использовался международным контингентом. 

В самый разгар митинга вышло обращение премьер-министра Хасана Диаба. Оно получилось откровенно слабым: премьер пообещал расследовать инцидент в порту, заявив, что тот «произошел из-за коррупции», в скорейшие сроки наказать виновных и представить в понедельник законопроект по проведению досрочных парламентских выборов, которые позволят выйти из структурного кризиса.

В «Хезболле» происходящее связали с подготовкой некоего «темного плана», уже заявив, что «могут многое», поскольку Ливан — «это их дом и крепость».

Революция 17 октября

Спустя два часа после начала митинга недовольные начали штурм правительственных зданий. Было взято министерство экономики, расположенное на шестом этаже здания в центре Бейрута. Налетчики вышвырнули документы и портрет Ауна и подожгли здание.

Позже было захвачено здание МИД Ливана — его объявили «штаб-квартирой революции 17 октября», заявив, что МИД — «это лицо Ливана за границей». Протестующие заявляют, что останутся там на ночь спать, а силовики могут попробовать их «достать пулями, но по доброй воле они не уйдут».

Протестующие заявляют, что «все министерства вернутся людям».

Банковская ассоциация Ливана тоже пала — после коллапса ливанской лиры и экономики организацию стали винить во всех бедах страны.

За пять часов погромов и митингов пострадало свыше сотни человек, 30 из них потребовалась медицинская помощь в больнице.

Заведующий бюро ВГТРК на Ближнем Востоке и в Северной Африке Евгений Поддубный сообщил, что в 21.30 силовики начали оттеснять протестующих из центра и брать под контроль столицу.

Здание МИД оставалось под контролем протестующих недолго — и его, и Банковскую ассоциации зачистили к 22 часам.

Действия правоохранительных органов выглядели достаточно суматошно. В соцсетях армию высмеяли, назвав «плохо экипированной и жалкой». В этом ролике, например, протестующие вопрошают у армии: «Почему?». Массовые призывы к правоохранительным органам вступить в ряды протестующих наблюдались повсеместно.

Вся тактика силовиков свелась к сгону людей с открытых проспектов в маленькие проулки, откуда их можно было вытеснить за пределы центра Бейрута. К 21.30 в город вошло порядка 30 единиц военной техники с подкреплениями. 

Помимо применения гранат со слезоточивым газом, правоохранительные органы открыли огонь из стрелкового оружия — на ливанском канале MTV журналистка показала пулю, выпущенную по ее съемочной команде.

Начались и аресты — предлоги достаточно странные. Так, четверых человек обвинили в хранении наркотиков.

Финал с открытым концом

К 22 часам протесты стихли: ранено свыше 250 человек. 

Погиб сотрудник правоохранительных органов. В полиции опровергли слухи, что он был убит в результате «дружественного огня», назвав это ложью.

Поступили уже первые сообщения, что под предлогом борьбы с коронавирусом и препятствованием распространению COVID-19 в Минздраве готовятся объявить комендантский час.

По всему Бейруту висят лозунги «Бейрут — столица революции» с фирменными «кулаками Сороса», в посольстве США заявляют о поддержке мирного протеста и требуют, чтобы к ливанским гражданам прислушались.

Митинг 8 августа стал самым массовым и яростным за 10 месяцев протеста в Ливане — митингующим удалось занять правительственные здания и заставить с собой считаться.

Какими бы ни были политические меры, которые предложит ливанское правительство, они в любом случае будут недостаточны — люди хотят перемен, они устали. Сколько бы ни было сочувствующих и сторонников у «Хезболлы», Ливан не готов стать «страной-прокси Ирана» — да и не даст это никто сделать.

А вот под предлогом наведения порядка ввести войска и начать оказывать помощь возможно — подготовительные шаги для этого были сделаны. Помощь готовы предложить не только Франция — Турция и Саудовская Аравия тоже хотят навести порядок. А в США сказали, что Ливан — это «поле Франции».

И Макрон этот вопрос уже решает, договариваясь о гуманитарной помощи, которую будет поставлять напрямую через Ливанский Красный Полумесяц и другие НКО и оказывая помощь в восстановлении. Но вот что Париж — помимо выше озвученного перечня — «попросит» взамен, пока остается вопросом открытым.

Dubia plus torquet mala (лат. Неизвестность тревожит больше самой беды).

Подписывайтесь на Telegram-канал «Рыбарь», чтобы быть в курсе творящегося на просторах Большого Ближнего Востока хаоса.

Источник