Поправки в конституцию утвердят превращение России в сверхдержаву

Всенародное голосование по внесению поправок в действующую Конституцию Российской Федерации пройдет с 25 июня по 1 июля 2020 года. Такое решение принято по итогам совещания президента России Владимира Путина с руководством ЦИК и членами рабочей группы по подготовке предложений о внесении поправок в основной закон.

В соответствующем указе главы государства говорится о необходимости обеспечить санитарно-эпидемиологическое благополучие населения в связи с распространением COVID-19. Голосование пройдет в нескольких вариантах, включая форму электронного голосования.

Анонсирование поправок в середине января и голосование по ним разделяют пять с лишним месяцев — немалый срок для подготовки корректировок в конституцию и считанные мгновения для жизни исторической России. И все же эти мгновения во многом решающие, поскольку главным итогом поправок, в случае их утверждения, станет законодательное закрепление за нашей страной статуса мировой сверхдержавы, считает обозреватель Федерального агентства новостей.

Неизбежная коррекция

Итак, президент определил даты голосования, когда нововведения в конституцию будут или приняты народом России, или отвергнуты им. Но если раньше такого рода поправки касались отдельных технических моментов, например объединения субъектов федерации, срока президентских полномочий и так далее, то сейчас речь идет об изменениях текста сразу 46 статей, затрагивающих шесть из девяти глав конституции.

При этом говорить, что в результате принятия пакета поправок, уже прошедшего все предусмотренные законодательные инстанции, на выходе получится «другая конституция», или «конституция другого государства», неверно. Ведь «неприкасаемые» главы: первая, вторая и девятая, — остаются в прежнем виде. Поэтому нас ожидает новая редакция Основного закона Российской Федерации 1993 года — не более, но и не менее того.

Если бы это было иначе, то скорее всего поправки затронули бы и тезис из преамбулы конституции, гласящий, что Россия осознает себя «частью мирового сообщества», где, умышленно или нет, пропущены определения типа «полноправной» и «равноправной». Или «плюралистический» пункт 2 статьи 9, согласно которому «земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности», — внеся туда гораздо больше определенности. Кроме того, пункт 2 статьи 13, по которому «никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». И многие другие правовые моменты родом из начала 1990-х.

Видимо, еще не время настолько кардинально менять основной закон и форму государственного устройства нашей страны: своим целям и функциям они вполне соответствуют. И все же за 26 с лишним лет изменились и Россия, и мир, и место России в мире. Поэтому коррекция Конституции РФ 1993 года стала и необходимой, и неизбежной.

«Запретим двойное гражданство чиновникам!»

Здесь нет ни смысла приводить все включенные в «конституционный пакет» изменения. Но с этой точки зрения интересны представленные ВЦИОМ данные социологического опроса о важности для населения тех или иных поправок. Какие же моменты, согласно этим данным, вызывают наибольшее одобрение наших сограждан?

На первом месте стоит обеспечение государством доступности и качества медицинского обслуживания для населения (95%), затем — обеспечение прав детей и защита окружающей среды (93%), после них — индексация МРОТ, пенсий и других социальных выплат, а также защита прав трудящихся (92%) и, наконец, поддержка научно-технического развития России (90%).

Менее половины опрошенных считают важным перераспределение полномочий между разными властными институциями. Такие моменты, как закрепление приоритета Конституции РФ над международным правом, мораторий для российских госслужащих и депутатов на иностранное гражданство (и вид на жительство), защита института брака как союза мужчины и женщины, «обнуление» предыдущих президентских сроков, обеспечение защиты и безопасности персональных данных, при одобрении в целом, тем не менее оказываются вне фокуса общественного интереса, на его более-менее «актуальной периферии».

Такое ранжирование интересов, в принципе, должно свидетельствовать о том, что современное российское общество испытывает наиболее острую потребность в реализации принципа социальной справедливости, причем в ее позитивном аспекте: не «экспроприировать богатых», а «обеспечить бедных». Далее с некоторым лагом следует принцип социального прогресса — большинство наших сограждан не хотят превращения России в отсталую «криптоколонию» других мировых центров силы.

«Третьим лишним» в этом случае оказывается принцип социальной свободы, особенно в изводе 1990-х годов. За него сегодня с особой силой ратует не только либеральная (что понятно), но и левая оппозиция, утверждающие, будто поправки в Конституцию являются «квазилегитимной попыткой госпереворота». Стоит ли напоминать, что они говорили, а главное — делали по этому поводу осенью того же 1993 года? Бумеранги — иногда они возвращаются…

Федеральное послание президента Путина

Долгий путь к голосованию

Путь от изначального заявления о поправках до всенародного голосования по ним оказался, вопреки разным кривотолкам, долгим и весьма тернистым. Напомним его главные вехи.

Как известно, соответствующая инициатива и ее ключевые положения были озвучены президентом Владимиром Путиным в Федеральном послании 15 января 2020 года, а буквально через два часа в тот же день подало в отставку правительство Дмитрия Медведева. На следующий день, 16 января, был утвержден новый кабинет министров во главе с Михаилом Мишустиным, и уже 20 января в Госдуму был направлен президентский вариант предлагаемых конституционных поправок.

Таким образом, заявка власти о необходимости поправок в основной закон сопровождалась неожиданной сменой ее высшего исполнительного органа. Все было подано так, что отставка предыдущего состава правительства и последовавшая за этим смена вектора его работы являются либо частью общих изменений, либо одним из предварительных условий для них.

23 января нижняя палата российского парламента утвердила президентский вариант в первом чтении и назначила второе чтение на 11 февраля. Однако процесс внесения дополнений и предложений затянулся на гораздо более долгий срок.

2 марта Владимир Путин направил в Госдуму второй, дополненный и расширенный вариант президентского пакета поправок. 10 марта депутатами Валентиной Терешковой и Александром Карелиным в ходе второго чтения были озвучены инициативы, соответственно, обнуления предыдущих президентских сроков и проведения досрочных выборов в Госдуму. Тогда же в Думу прибыл и выступил перед депутатами президент России с разъяснением своей позиции по предложенным поправкам. Окончательный вариант «конституционного пакета» был утвержден сразу во втором и третьем чтениях.

Поправки в Конституцию утвердят превращение России в сверхдержаву

11 марта Совет Федерации на пленарном заседании принял в первом чтении закон «О внесении поправок к Конституции Российской Федерации». 12–13 марта он был одобрен парламентами субъектов Федерации. 14 марта президент России подписал соответствующий закон, в тот же день Конституционный суд РФ начал проверку этого закона и 16 марта признал соответствие предложенных поправок основному закону нашей страны.

17 марта Владимир Путин подписал президентский указ о проведении 22 апреля всенародного голосования по предложенным поправкам в конституцию. Но всего через восемь дней, 25 марта, он предложил перенести дату этого голосования на неопределенный срок из-за коронавирусной эпидемии. И вот теперь затянувшееся более чем на два месяца ожидание наконец-то прервано.

Как теперь стало ясно, голосование состоится между двумя важнейшими гражданскими событиями в современной России — парадом в честь 75-летия Победы в Великой Отечественной войне, перенесенным с 9 мая на 24 июня, и шествием «Бессмертного полка», перенесенным с того же 9 мая на 26 июля. Причем теперь народное волеизъявление, вследствие различной эпидемиологической ситуации в разных регионах России, пройдет в течение шести дней и в нескольких вариантах, включая форму электронного голосования.

Поправки в Конституцию утвердят превращение России в сверхдержаву

Утверждение сверхдержавы

Стоит отметить, что вся оппозиция: либеральная и антилиберальная, системная и несистемная, прозападная и антизападная, — сейчас всеми способами, от социологических исследований до запросов в Венецианскую комиссию, дружно намекает, будто главной целью «конституционного пакета» является желание действующего президента остаться у власти после 2024 года. И добавляет при этом, что вследствие более чем двухмесячного «ковид-локдауна» былое путинское большинство якобы уже «растаяло, словно лед в Арктике», а потому, мол, результаты предстоящего всенародного голосования будут «искусственно скорректированы в нужную Кремлю сторону».

Если принять подобную логику и следовать ей, то возникает естественный вопрос: а зачем тогда вся «машина власти» простаивала в феврале, когда путинскому «конституционному пакету», согласно данным тех же соцопросов, были готовы сказать «да!» не менее двух третей российского электората? Зачем она крутилась на таких бешеных оборотах в марте? И что остановило эту «машину» на последующие три месяца? Неужели отсутствие в стране нужного количества масок для каждого участника всенародного голосования? Или какие-то иные «технические» препоны подобного рода?

Очевидно, что ничего общего с реальностью такие предположения не имеют. По большому счету, никто в стране не знает, намерен ли Владимир Путин вообще выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах 2024 года, до которых, к тому же, еще очень далеко. А вот переформатировать саму «машину власти» и особенно ее отношения с зарубежными «партнерами» — это намерение однозначно следует из «конституционного пакета» уже «здесь и сейчас». Не говоря уже о возможности сохранить и расширить политические степени свободы для высшей российской власти на перспективу «после 2024 года».

Поправки в Конституцию утвердят превращение России в сверхдержаву

Так что зарубежным партнерам и отечественным оппозиционерам можно сообщить страшную тайну, которую, впрочем, они и без того прекрасно знают. Речь в соответствующих поправках идет о российском институте президентства как таковом, а вовсе не о чьей-то конкретной фигуре. Поправки в конституцию касаются не личности, а политической функции — функции, которая вообще не по силам одному человеку. Конкретная личность президента — лишь малая, хотя самая видная и важная, часть огромного механизма, осуществляющего эту функцию.

При желании из утвержденного и вынесенного на всенародное голосование пакета конституционных поправок можно сделать множество выводов — как ситуативного, так и фундаментального характера. Но главный среди них следующий: этот пакет переводит ситуацию вхождения России в тройку глобальных сверхдержав (США, РФ, КНР) и преодоления последствий развала Советского Союза из режима де-факто в режим де-юре — как внутри нашей страны, так и за ее пределами.

Проще говоря, те, кто за Россию (не в этническом, а в цивилизационном плане) и «многополярный мир», — направо; ну а те, кто за «империю доллара» (с ее «гуманитарными бомбардировками» и «отрицательным ростом экономики») и «общечеловеческие ценности», — налево.

Ничего сложного, просто пришло время определиться.

Источник