Встречи Путина на Дальнем Востоке сдвинут баланс сил в пользу России

Через несколько дней на Дальнем Востоке будет наблюдаться чрезвычайно высокая концентрация весьма значимых — не только для региона, но и для всего мира — событий.

25 апреля — встреча президента РФ Владимира Путина с лидером КНДР Ким Чен Ыном во Владивостоке.

26—27 апреля — форум «Один пояс, один путь» в Пекине, где состоится очередная российско-китайская встреча на высшем уровне.

30 апреля — церемония отречения императора Японии Акихито, а 1 мая — инаугурация нового императора Японии Нарухито.

Не исключено, что в результате этих событий глобальный баланс мировых сил претерпит весьма существенные изменения. В чью же пользу? Федеральное агентство новостей разобралось в этом вопросе.

Встречи Путина на Дальнем Востоке сдвинут баланс сил в пользу России

Корейский фактор

За последние полтора года третий по счету представитель северокорейской династии Кимов, вне всякого сомнения, стал одной из ярчайших звезд мировой политики. Его «дуэт» с президентом США Дональдом Трампом за это время не раз становился главным хитом мировой политики. А главным итогом их взаимодействия стало, по большому счету, поэтапное устранение препятствий к объединению двух корейских государств. 

И пусть по итогам 2018 года, подведенным МВФ, ВВП Республики Корея (2,136 трлн долл.) в 70 раз превышает ВВП КНДР (30,5 млрд долл.) — это соотношение, разумеется, ни в малейшей степени не соответствует действительности, особенно с учетом успехов «страны чучхе» в ракетно-ядерной отрасли, сопряженных с уровнем жизни ее граждан. 

Так что «цифру МВФ» — разумеется, с поправкой на «китайскую помощь» — можно смело увеличивать раз в десять. А это значит, что объединенная Корея будет обладать ВВП на уровне 2,5 трлн долл., то есть примерно на уровне Мексики, занимающей 11-е место в списке крупнейших экономик мира, — и с весьма ощутимым потенциалом дальнейшего развития. Плюс, следует повторить, КНДР обладает ракетно-ядерным оружием, что в итоге дает в руки Пхеньяну весьма «гремучую» смесь.

Как Россия, так и Китай заинтересованы в воссоздании единого корейского государства, поскольку оно значительно ослабит позиции США в регионе и окажет весьма существенное воздействие на Японию. Встреча Владимира Путина и Ким Чен Ына в данной ситуации категорически необходима для согласования «матрицы» на будущее.

Встречи Путина на Дальнем Востоке сдвинут баланс сил в пользу России

Китайский фактор

События в Кашмире и теракты на Цейлоне продемонстрировали Пекину, что «южный» маршрут проекта «Один пояс, один путь» сопряжен с немалыми и плохоустранимыми рисками. Там китайская сторона сталкивается с противодействием не только США, но и Индии, не желающей терять свою долю в торговле между АТР и Европой, а также Африкой.

Это, в свою очередь, играет на руку России, контролирующей как Транссиб, так и Северный морской путь. Оба этих логистических коридора из разряда вспомогательных могут перейти в разряд основных, приоритетных, и связанные с этой перспективой возможности лучше всего обсудить заранее. 

Разумеется, данный вопрос не окажется единственным или даже главным в ходе предстоящих российско-китайских переговоров на высшем уровне, но он будет обязательным пунктом и для Си Цзиньпина, и для Владимира Путина. Потому что это — гигантские товарные потоки, гигантская инфраструктура и, безусловно, гигантские инвестиции. 

При этом Пекину рано или поздно придется признать, что без участия России никаких гарантий безопасности у данного проекта нет и быть не может. А следовательно, Китаю нужно смещать свои приоритеты с Юга на Север. 

Встречи Путина на Дальнем Востоке сдвинут баланс сил в пользу России

Японский фактор

Это, пожалуй, самая интригующая часть перемен, предстоящих на Дальнем Востоке. Император Акихито вступил на престол 12 ноября 1990 года под лозунгом «хэйсэй» («достижение мира») — и все его правление, действительно, было направлено на достижение мира: сначала с СССР, а затем и с РФ, но обязательно — на условиях Страны восходящего солнца, то есть с «возвратом» Южных Курил. Ради этого Акихито пожертвовал очень многим, например ростом японской экономики, но ничего не добился. 

Про императора Хирохито, отца Акихито и деда Нарухито, который правил с 1926 по 1989 годы, в данной связи даже говорить не приходится, поскольку его эра «сева» («светлый мир») включала в себя — «светлее» не придумаешь, «ярче тысячи солнц»! — атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, а также капитуляцию Японской империи 9 сентября 1945 года.

Девизом правления Нарухито выбран поэтический образ «рейва» («процветающий мир»). То есть новый японский император будет намного свободнее в своих действиях, чем его предшественники, и постарается решать проблемы с Россией не в аспекте «достижения мира» или «возврата» четырех островов, а с позиций «процветания» — то есть с позиций, абсолютно совместимых с планами создания «экономической зоны Северо-Восточной Азии», которые были озвучены Си Цзиньпином на Восточном экономическом форуме 2018 года. 

Это значит, что планы японского правительства, поддержавшего инициативу «товарища Си», но сразу выдвинувших встречные требования о создании своего логистического «хаба» на Курильских островах под суверенитетом России, могут быть обсуждены и реализованы. Именно с этим обстоятельством может быть связано отсутствие в ежегодном докладе МИД Японии под названием «Синяя книга по дипломатии» традиционной фразы о «возвращении северных территорий».

Встречи Путина на Дальнем Востоке сдвинут баланс сил в пользу России

Дальневосточный квадрат

Формирование мощного геостратегического блока в составе России, Китая, Японии и единой Кореи с совокупным ВВП на уровне около 37 трлн долл. (примерно 26,5% от общемирового) сейчас выглядит своего рода утопией. Но, напомним, точно такой же — и даже куда менее вероятной! — утопией совсем недавно казалось формирование на Ближнем Востоке российско-ирано-турецкого треугольника. Тем не менее, этот союз не только был создан, но и достаточно успешно действует, демонстрируя завидную последовательность и устойчивость. 

Так что не будем заранее преуменьшать «степени свободы» отечественной большой дипломатии накануне больших перемен. Новая дальневосточная конфигурация с гегемонией России — это уже не утопия.

Источник